Перейти к содержимому

Введение. Значение пчеловодства. История

mon-paseka

Роль пчеловодства в жизни людей и экономике общества  хорошо известна. Она была весьма велика в древности и средневековье, и хотя с развитием промышленности и медицины относительная роль пчеловодства и его продуктов в настоящее время уменьшилась, тем не менее, сохраняет большое значение.

В России пчеловодство с древнейших времён представляло собой не только отрасль народного хозяйства и профессию. Оно являлось фундаментальной и неотъемлемой частью материальной и духовной жизни народа. С ним тесно связаны также многие другие понятия экономического, культурного, медицинского и социального плана.

Пчеловодство в России всегда являлось и является важной и доходной отраслью, дающей очень питательный, вкусный и имеющий лечебные свойства продукт – мёд. Кроме того, оно поставляет и другие ценные материалы: воск, – необходимое сырьё для промышленности, а также пергу, маточное молочко, пчелиный яд и др. И, наконец, пчёлы являются прекрасными опылителями цветковых растений.

Вместе с тем жизнь пчёл интересна и сама по себе, а занятие пчеловодством для многих является страстным увлечением. Поэтому не случайно, что сведения из пчеловодства получили отражение и в народном творчестве, и в художественных произведениях писателей, как светских, так и религиозных.

 

Древнее пчеловодство. Существуют многочисленные упоминания в древнейших произведениях народного эпоса, археологические находки и письменные свидетельства о разведении пчёл и использовании мёда, воска и прополиса древними людьми.

В ведических гимнах древних славян, своими истоками уходящими в глубокую древность (к временам существования гипербореев и ариев, то есть более ХХ тыс. лет до н.э.), говорится о волшебном медовом хмельном напитке сурье, изготовлявшемся из мёда и олицетворявшим Знание, который боги изливают на людей (Асов А.И., 2003)

Лечебные свойства мёда и прополиса были известны в Индии уже 5 – 7 тыс. лет назад. На глиняных шумерских табличках, датируемых III тысячелетием до н.э., есть сведения о мёде, как о лекарстве. В древнем Китае использовали для лечения не только мёд, но и ужаления пчёл. В Ассирии тела умерших бальзамировали, покрывая воском и погружая в мёд. В древнем Египте  в VI – III тысячелетии до н.э. пчеловодство уже представляло собой самостоятельную отрасль сельского хозяйства: пчёл содержали в тростниковых ульях. Владельцы их кочевали на плотах по Нилу, используя разницу в сроках цветения медоносов. Древние египтяне лечили мёдом воспаления  глаз, а также раны, ожоги и язвы.

Одним из древнейших документальных свидетельств знакомства человека с пчёлами является наскальный рисунок в Паучьей пещере (Валенсия, Испания), датируемый XIV – IX веками до н.э. На нём изображена женщина, забирающаяся с корзиной в руках по лианам к гнезду диких пчёл.

Древнегреческие философы Пифагор и Демокрит (VI – IV вв до н.э.) считали, что потребление мёда способствует продлению жизни.

Знаменитый древнегреческий врач Гиппократ (460 – 356 гг до н.э.) рекомендовал мёд для лечения многих болезней. Упоминания о способах разведения пчёл имеются в труде Аристотеля (344 – 342 гг до н.э. “Естественная история”).

О жизни пчёл и лечебных свойствах продуктов пчеловодства сообщали также римские писатели Марк Теренций Варрон, Вергилий, Плиний Старший и другие.

В Византии во время правления императора Константина в VII в н.э.  была составлена своеобразная энциклопедия по пчеловодству под названием “Геопоника”.

Авиценна (Ибн-Сина) около тысячи лет назад лечил мёдом сердечные недомогания. Он считал, что мёд  сохраняет молодость, восстанавливает память и обостряет разум.

Неоднократные упоминания о пчёлах и мёде имеются и в Христианской Библии.

Бортевое пчеловодство в древней Руси. О существовании множества пчелиных роёв на землях, заселявшихся предками славян за Дунаем и прилегающих к Чёрному морю, упоминал древнегреческий историк Геродот ещё в V веке до нашей эры. Он сообщал, что пчеловодством занимались скифы, жившие по берегам  Днепра — Борисфена и дальше в сторону Дуная — Истры.

Павсаний (П в. н.э.) писал, что в Скифии чрезвычайно изобилие пчел. Позднее, Клавдий Элиан (П в. н.э.) в своей книге «О животных» говорит о пчеловодстве или бортничестве, о вывозе меда из городов Северного Причерноморья.

Обилие диких пчёл на Руси отмечали также многие другие древние летописцы и иностранные путешественники.

Известно, что в ведическое дохристианское время на Руси добычей мёда занимались “ведуны” –  люди, которые ведали, обладали знаниями, в том числе и в области пчеловодства. Позднее их стали называть бортниками.

Русское слово «бортъ» происходит от слова «бор» – сосновый лес. Бортничество – это боровое, лесное пчеловодство. Бортничество зародилось или, по крайней мере, приобрело значительное распространение в период заселения Среднерусской равнины славянскими племенами. По мнению некоторых исследователей, выделывание бортей началось раньше изобретения сохи.

С экономической и технологической стороны бортевая система пчеловодства оптимально соответствовала тогдашнему уровню производительных сил и русским обычаям. Она просуществовала больше тысячи лет и была вытеснена постепенно в течение XVIII-XIX веков не в силу своего технического несовершенства, а из-за изменившихся условий хозяйствования. В сущности, эта технология по многим компонентам была эффективней более поздней, пришедшей ей на смену колодной роебойной, так как позволяла содержать большее количество пчелосемей (не надо было постоянно перевозить тяжёлые колоды).  Предпочтительней она была также и потому, что при бортевом способе пчёлы не отрывались от лесных угодий и распределялись по лесу более равномерно, кроме того, не приходилось заниматься массовым уничтожением пчелосемей.

Борть – первое искусственное жилище для пчёл, сделанное человеком. От борти из первозданных дремучих лесов берёт своё начало история улья.

Бортники владели искусством обновлять гнёзда, они вырезали преимущественно старые соты, зная, что это улучшает состояние семьи. Бортники достаточно давно освоили главные закономерности развития пчелосемьи. Им было известно, что пчёлы умеют вывести матку из яйца или червяка, если они находятся в пчелиных ячейках. Уже в XV веке был известен способ спасения осиротевших пчелосемей, которым давали сот с расплодом из других бортей.

Труд, затраченный бортником на изготовление борти, давал ему право считать борть своей неприкосновенной собственностью. Принадлежность борти обозначалась особыми клеймами – «знамёнами», которые наносились на деревья. Специальными метками обозначались также межи – границы пчелиных угодий. Права бортников регламентировались традициями, обычаями и законами того времени (“Русская правда” (1016) князя Ярослава Мудрого). Самым большим преступлением считалась кража мёда из бортей. Кличка «пчелодёр» была самой позорной и клеймила человека на всю жизнь.

Обилие медоносных угодий и хорошо организованное хозяйствование обусловили впечатляющие масштабы производства. И хотя прямые статистические данные о том времени отсутствуют, исторические источники повествуют, что на Русской земле с безграничностью её девственных дремучих лесов, полей и лугов пчёл было превеликое множество, и Русь была несметно богата мёдом. По данным выдающегося русского пчеловода XIX века, большого знатока старины и бортничества Н.М. Витвицкого, в прошлом на Руси было около 50 миллионов пчелиных семей.

Воск и мёд наряду с пушниной с древнейших времён были на Руси одной из главных статей экспорта. Важнейшим потребителем русского мёда и воска была Византийская империя.

Колодное пчеловодство пришло на смену бортевой технологии в течение XVIII — XIX столетий. Изобретение пчеловодческих колод, по-видимому, произошло раньше их массового применения: чтобы сделать борть мобильной, её вырезали из дерева и стали перевозить. В остальном технология пчеловождения осталась прежней. Появилась возможность перемещать колоды-ульи в любое удобное для пчеловода место: к дому или ближе к медоносам, а также концентрировать любое их количество в одном месте. Кроме того, чтобы не  иметь дело с большими массами разъярённых пчёл при изъятии медовых сотов, приходилось их “закуривать”, т. е. травить сернистым газом. Отсюда происходит термин “колодная роебойная технология”. При этой технологии наиболее сильные, элитные семьи систематически уничтожались, что приводило к ухудшению породных особенностей пчёл.

Колодное пчеловодство по сравнению с бортевым – более интенсивная и доступная форма пчеловодного хозяйства. Открылась возможность организации крупных пасек промышленного и коммерческого назначения.

Производительность колод была невысокой, для получения большого количества мёда приходилось увеличивать их количество. Для лучшего сохранения слабых семей пришлось подумать о защите их от холода в зимнее время. Так начали строиться помещения для зимовки пчёл – омшаники.

Во второй половине XIX столетия пчеловодство в России поразил глубочайший кризис, снизились медосборы, сократились пасеки. Если раньше ежегодно за границу продавали мёда и воска на несколько миллионов рублей, то теперь, напротив, эти продукты начали ввозить в Россию. В 1872 году, в частности, было закуплено воска около 44 тысяч пудов и мёда 13 тысяч пудов воска.

Надо заметить, что производство свекловичного сахара не обесценило мёд и не отвратило пчеловодов от их занятия. Сахар в течение двух веков был очень дорогим и доступен только состоятельным людям. Но и когда цена сахара снизилась и стала в 3 раза ниже цены мёда, сахар не стал конкурентом мёда даже в зонах промышленного свеклосеяния. Высокая цена на мёд сохранилась и в других странах, где сахароварение также было организовано в промышленных масштабах.

Упадок пчеловодства ко второй половине XIX столетия был обусловлен не техническим прогрессом, не появлением на рынке сахара, стеарина и водки, а главным образом интенсивной вырубкой лесов и распашкой лугов – основных источников медосбора, то есть неправильной правительственной политикой земле- и лесопользования. Определённую роль сыграла и отсталость колодно-роебойной технологии.

Разработка совремённой технологии пчеловодства. Русские пчеловоды, ещё сохранившие многовековые традиции, упорно искали выход из кризиса, и именно они внесли наиболее весомый вклад в разработку новых технологий. Известный пчеловод П.И Прокопович в 1814 г изобрёл конструкцию многокорпусного улья с рамочными сотами, что имело исключительно большое значение в развитии пчеловодства и на много десятков лет опередило иностранных изобретателей. Им же в 1828 г была открыта первая школа пчеловодства, он является также одним из первых авторов оригинальных печатных работ по пчеловодству в России.

Все преимущества рамочного улья могли проявиться полностью лишь после изобретения вафельниц для изготовления искусственной вощины (Меринг, 1857 г) и медогонки (Грушка, 1865 г).

В 1875 г за рубежом вместо вафельниц, дававших очень толстую вощину, были изобретены вальцы, в которых восковая лента пропускалась между двумя гравированными валиками. В России в 1882 г совершенно самостоятельно вальцы были изобретены одесским рабочим К.А. Кузьменко. Вскоре после этого изобретения вятский крестьянин Сабанцев предложил машину для изготовления гравированной поверхности вальцов.

Первые медогонки в России были сконструированы Зубаревым (1886 г) и Ломакиным (1892 г).

Разборный рамочный улей, искусственная вощина и медогонка являются основными элементами техники совремённого рационального пчеловодства. В то же время нельзя забывать, что эти возможности появились благодаря открытиям натуралистов, изучавших жизнь пчёл.

И. Сваммердам подтвердил в 1760 году пол матки и трутня анатомическим путём; А. Янша в 1771 году установил, что матка спаривается с трутнем вне улья, а Ф. Губер в 1787 году обнаружил, что их спаривание происходит в полёте; в 1845 году Я. Дзержон разработал теорию, согласно которой из оплодотворённых яиц выходят рабочие пчёлы и матка, а из неоплодотворённых – трутни.

Первым в истории мирового пчеловодства способ искусственного вывода маток разработал русский пчеловод Е.С. Гусев в 1857 г., о котором сообщил в 1860 г. на Всероссийской выставке произведений сельского хозяйства в Петербурге. Своим изобретением Е .С. Гусев более чем на три десятилетия опередил американского пчеловода Дулитля, которого на Западе считают первым, применившим искусственное выведение маток.

В разработку новой технологии разведения пчёл очень большой вклад внёс выдающийся русский учёный-химик и пчеловод академик А.М. Бутлеров, который был инициатором создания и организатором Измайловской опытной пасеки – первого в мире научного учреждения по пчеловодству. А.М. Бутлеров и его соратники Г.П. Кондратьев, И.А. Каблуков, Н.М. Кулагин, П.Н. Кулешов, А.П. Богданов, Н.В. Насонов принимали также значительные усилия по пропаганде и внедрению передовых методов пчеловождения в практику.

Значительный вклад в науку и практику пчеловодства внесли также и многие другие русские учёные и практики-пчеловоды: Г.А. Кожевников, А.С. Скориков, Г.С. Калайтан, В.О. Пикель, Ф.А. Тюнин, И.Н. Клинген, А.С. Михайлов, К.А. Горбачёв, М.А Дернов, В.Ю., А.С. Буткевич, А.Е. Титов, С.А.Розов, С.А Краснопёров, В.И. Ломакин и многие другие. Из иностранных учёных и практиков, сыгравших значительную роль в развитии пчеловодства в XIX и начале XX века следует отметить Ф. Гюбера, Я. Джерзона, Л. Лангстрота, А. Рута, Ш. Дадана, Е. Цандера, К. Фриша, О. Маккензена.

В итоге XIX век оказался очень плодотворным для пчеловодческой науки, распространения новых идей и принципов пчеловодства. Уже к 1910 году из 5 715 тыс. пчелиных семей в России пятая часть содержалась в рамочных ульях. В среднем на одну семью пчёл выход мёда был около 5,8 кг и воска 0,6 кг. Значительно поднялся и уровень материальной культуры русского пчеловодства.

Пчеловодство в России в 1914 – 1992 гг.  Длительный период войн и революций 1914 – 1922 годов привёл к упадку  в пчеловодстве. Положение заметно улучшилось во время проведения НЭПа — Новой Экономической Политики в 1923 – 1928 годах, когда увеличилось количество пчелосемей и индивидуальных пасек. В это же время возобновилась деятельность учёных и общественных деятелей-пчеловодов российской школы, сформировавшейся ещё в довоенное время.

К 1930 г. число пчелиных семей в стране увеличилось до 5,5 млн., в том числе более 60% содержалось в рамочных ульях. В 1938 г. в стране насчитывалось уже 9,6 млн. пчелиных семей, а к началу Великой Отечественной войны – 10 млн. семей (свыше 95% в рамочных ульях).

Война 1941- 1945 года нанесла колоссальный урон пчеловодству. Достаточно сказать, что в районах, подвергшихся оккупации, из 1 миллиона 545 тысяч пчелиных семей 1 миллион 122 тысячи было уничтожены. Были сожжены также постройки, ульи, инвентарь. В послевоенное время пчеловодство снова было воссоздано из руин, хотя потребление мёда на душу населения оставалось низким, значительно ниже, чем в развитых странах. Значительная часть мёда экспортировалась.

Последний сильнейший удар был нанесён пчеловодству в 1992 году, когда произошёл возврат к капиталистическим принципам хозяйствования. Теперь потрясения испытали коллективные и государственные хозяйства, которые государством поддерживаться перестали. Они были частью приватизированы, частью просто расхищены, уцелели только немногие. Финансирование научных исследований существенно снизилось. Количество пчелосемей в стране по ориентировочным оценкам сократилось на 60 – 70%. Мёд для широких слоёв населения стал предметом роскоши. Многие дети даже не знают его вкуса.

И лишь в последние годы количество пчелосемей в стране заметно увеличилось, хотя и не восстановилось полностью. Пчеловодство в настоящее время интенсивно развивается, широкое применение получила методика интенсивного пчеловождения.

Роль мёда в жизни русского народа, по-видимому, оценена недостаточно. В исторической перспективе совершенно отчётливо видно, что на территории восточнославянских княжеств Киевской Руси, а затем Великороссии с доисторических времён производство мёда было больше, чем в любой стране мира. Постоянное потребление мёда было естественным и повсеместным явлением в каждой семье. Если, как свидетельствуют историки, производство мёда достигало в петровскую эпоху 50 миллионов пудов в год, а численность Российской Империи во время Петра I составляло 25 миллионов человек, на душу населения в год приходилось два пуда или 32 килограмма мёда. Такого количества одному человеку даже невозможно съесть. Конечно, эти подсчёты сугубо ориентировочны, кроме того, значительная часть мёда шла на экспорт и на изготовление вин, всё равно эти данные впечатляют. Как изменилась роль мёда в питании россиян видно хотя бы из того, что к началу первой мировой войны численность народов Российской империи по сравнению с петровскими временами увеличилась в 6 раз и составила 150 миллионов человек, а производство мёда по отношению к тому же времени снизилось. Но народ ещё знал вкус мёда, так как каждый уважающий себя крестьянин держал на своей усадьбе несколько колод с пчёлами для собственного потребления.

Отсюда нельзя не сделать вывод: а не обязаны ли многие качества, наличие которых отмечали многие иностранные писатели и летописцы древности у русских людей, более чем тысячелетнему постоянному и обильному потреблению мёда. Помимо храбрости (какие народы в те времена не отличались храбростью!) русичи отличались завидным здоровьем, неприхотливостью, выносливостью, терпением и стойкостью. Естественно, в здоровом теле – здоровый дух! Те же источники свидетельствуют о большом количестве среди них людей необычайной силы – богатырей.

Уместно вспомнить, что русичи развивались в условиях жесточайшей конкуренции со стороны гуннов, готов, печенегов, хазар, половцев, шведов, немцев, литовцев, западных славян, тюрков, монголов и других народов, многие из которых сгинули, а другие остались малочисленными. Количество же россиян неуклонно увеличивалось, несмотря на войны, междоусобицы, эпидемии, природные катаклизмы. Женщины рожали на пределе физиологических возможностей. И если население росло, значит, смертность, в том числе и детская, были достаточно низкими. Как тут не вспомнить о чудодейственных, целебных свойствах мёда, которого было в изобилии, которым, надо полагать, кормили, прежде всего, детей и молодых женщин. Можно только изумляться, как быстро были освоены и заселены огромные пространства: Поволжье, Причерноморские степи, Приуралье, Сибирь, Забайкалье и Приморье. Это можно было сделать только при значительном приросте населения.

Более чем тысячелетнее обильное потребление меда, несомненно, способствовало телесному здоровью русского народа. Нельзя не выдвинуть также и предположение, что недостаток мёда в пище россиян является одним из факторов, сказавшихся на ухудшении здоровья нации в настоящее время.

 

 

Добавить комментарий